Размер шрифта : А А А
Цветовая схема: А А А
2018
02фев
Выступление первого заместителя прокурора области Николая Калугина на заседании коллегии прокуратуры области по итогам работы в 2017 г.

"О ситуации в работе на отдельных направлениях, необходимости актуализации подходов и усилий"


 

Уважаемые
Нели Евгеньевна, Виктор Анатольевич,
члены коллеги, коллеги!

 Вступление

Оценивая положение дел в зоне своей персональной ответственности, результаты работы приданных подразделений аппарата прокуратуры области и сложившуюся ситуацию на соответствующих направлениях, тезисно и даже, в силу ограничивающего регламента, штрихами попытаюсь обозначить и донести ряд моментов и позиций, диктующих необходимость корректив в подходах, их актуализации, где-то перегруппировки сил и оптимизации усилий.

Итак…

12
уголовно-судебное направление

О нашей важнейшей, как она определена в отраслевом приказе Генерального прокурора (от 25.12.2012 № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства»), функции – участии в рассмотрении судами уголовных дел.

 Закономерное вслед за отгремевшей резким вторжением в статистику преступного декриминализацией середины 2016 г. и развившейся затем тенденции снижения уровня преступности достаточно значимое сокращение рассмотренных судами уголовных дел – фактически на десятую часть (-9,7 %) и на -5,9 % по лицам, по известному закону соотношения количества и качества, создало условия для более результативного влияния на законность судебных постановлений.

Конечно же, возможность использована…

Это и отмечаемые пока только в позитивном ключе передовые в стране позиции в применении, точнее – неприменении «особого» порядка принятия судебных решений, и стабилизация не более чем в локальном варианте противостояния с судом по нереабилитирующим прекращениям, и наконец-то проявившееся в понимаемом значении осуждение «к свободе», а также трехкратный прирост воздействия судебной власти частными постановлениями по нашей инициативе на порождающие и способствующие криминалу причины и условия (167 против 53).

Но… 

За истекший год мы имеем 22 (2016 г. – 12) судебных решения, реабилитирующих по всем пунктам предъявленного обвинения 25 (14) лиц.

Успехи предшествовавшего года рухнули, откатились на позиции двухлетней давности, когда судами было реабилитировано 26 лиц.

Разбор всех и каждого в отдельности случая, с некоторой долей условности выделяет:

неполноту, а если прямо – откровенную бездарность расследования и надзора за ним – 7 дел (Гладких, Комиссарова, Быковский, Мышов, Мурушкей и др.)

несоотносимые с существом деяния формулировки обвинения – 2 дела (Юрченко, Елисеев)

непродуманное и не взвешенное применение уголовного закона – 3 дела (Княжев, Коломинова, Артемьева)

ошибка государственного обвинения – 1 дело (Маминов)

симбиоз в виде элементарной безответственности следствия, досудебного надзора и государственного обвинителя – 1 дело (Уланова)

и то, что позволяем себе именовать «судебной оценкой» – 6 дел (дело ХиТ, Хабарова, Ермолин (колодец), Клочков, Ермолин («находка»), Кишкин)

Более глубокий анализ здесь с учетом позиции проверочных судебных инстанций запланирован ПДРГ-189/29, будет доведен на места.

Но в качестве уже ясного, что называется еще вчера следовало бы серьезно скорректировать подходы, актуализировать в практическом применении конституционное – толкование сомнений исключительно в одну, известную, пользу; исключить поверхностное или основанное только на собственной, какой бы непогрешимой она не казалось, убежденности, не подкрепленной совокупностью объективных и однозначно понимаемых фактических обстоятельств.

И еще – пора, наконец, определяться в позиционном подходе к малозначительности. Звучало ранее, но не более, застенчиво как-то заикались… напомню – когда решался вопрос обоснованности уголовного преследования глав поселений за растрату 6, а было и 3 тысяч рублей на уплату наложенных на них административных штрафов.

Особый порядок судебного разбирательства…

Единственной установкой с самого начала борьбы с «особо порядковой», … как тогда определялось, – вакханалией было и остается обеспечение принятия законного итогового решения.

А снижение удельного веса дел, разрешенных в суде «по особому» как самоцель никогда не обозначалась и не приветствовалась.  

Только вот закрадываются подозрения, что именно этим и стало для некоторых или… того хуже – многих.

Минувший год ознаменован нашими возражениями против особого порядка по 789 делам в отношении 879 лиц, из них в целях назначения справедливого наказания – по 720 делам, при сомнениях в обоснованности квалификации – по 65 делам, для дополнения расследования, то есть чтобы поработать за расследователей, – по 4 делам.

Результат объективно ничтожный – самооговоров не выявлено (суд, причем – второй инстанции, типа такое нашел – дело Быковского), квалификация изменялась в единичных случаях, для «утяжеления» обвинения дела не возвращались.

Лишь по 6 делам, но в знаковом для нашего понимания закона проблеске, наказание превысило 2/3 от максимального (г. Архангельск – 3, Верхне-Тоемский район – 2, Виноградовский район – 1).

Надо все очень взвешенно осмыслить…

И существенно оптимизировать наши практические шаги, в том числе имея ввиду, не побоюсь того слова, глобальную проблему текущего дня – перегруз СИЗО!

 

Тревожное определяется в использовании «спецособого» порядка, связанного с досудебным соглашением о сотрудничестве.

Об одном не очень понятном «сговоре» со всеми тремя соучастниками одного покушения на убийство упоминал в контексте надругательства над потерпевшим на заседании коллегии прокуратуры области 31.05.2017, посвященном соблюдению конституционных прав граждан в уголовном судопроизвосдтве.

Сейчас вплыл не менее удивительный – сотрудничество со сбытчиком наркотиков, все содействие которого правосудию ограничилось собственным бичеванием и изобличением и без него изобличенного да еще и изобличившего его же наркопотребителя.

Может быть имеет смысл реанимировать не такие уж и обременительные усилия недавнего прошлого – согласование с аппаратом прокуратуры области каждого решения о заключении соглашения о досудебном сотрудничестве?        

       

Разумеется, стоя у порога революционных преобразований отправления правосудия на районном уровне – введения суда присяжных, надо действовать хотя бы так, чтобы новелла не стала для нас подобием наступления зимы для коммунальных служб.

Учебно-методическая работа, что уже проведена (два выездных занятия в формате «деловой игры», многодневный семинар для государственных обвинителей, памятка по участию в разбирательстве уголовного дела в такой процедуре, учебный фильм с обвинительной речью перед коллегией присяжных победителя Всероссийской конкурса «Лучший государственный обвинитель» (2016 г.) старшего прокурора уголовно-судебного отдела прокуратуры области Зворыкиной М.Н.) и должна быть продолжена, причем не только до, но и после 01.06.2018, как все теоретическое, требуемыми навыками никого не наделит, ее задача – дать представление и привить некоторую рефлексию.

Думаем и задействуем на начальном этапе групповое, под руководством сотрудников уголовно-судебного отдела участие в делах с присяжными.

А на местах в целях обеспечения уверенных исходных позиций и условий для вынесения справедливого и правосудного вердикта надо, и лучше – в формате координационной деятельности, принять исчерпывающие меры по обеспечению особой тщательности расследования уголовных дел об убийствах и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью с летальным исходом, а также полноценного и действенного оперативного сопровождения судебных разбирательств вплоть до вступления итогового судебного решения в законную силу.

17
исполнение уголовных наказаний

 СИЗО

Как уже оговорился, глобальной проблематикой и если можно так выразиться, VIP-темой начавшегося года, как минимум оттеняющей многое остальное, является ситуация в наших следственных изоляторах.

Обратите внимание (на слайд) – ежемесячная среднесписочная численность обвиняемых и осужденных, право которых на несопоставимые с пыткой условия содержания нарушается, превышает 400 человек.

Ресурсы и возможности областного управления ФСИН России, если и не исчерпаны, то на грани этого.

Никогда и никому,… по большому счету,… в нашем кругу, кроме группы № 17 аппарата прокуратуры области, прокуроров Вельского района и Котласского межрайонного, до этого не было дела!

А это проблема всех и каждого задействованных в уголовном судопроизводстве, и именно из этого надо исходить.

Только хорошо понимать и даже не задаваться идеей механической разгрузки, в частности путем конкурса на выбор наиболее «достойных» для настоящей, не по-домашнему, изоляции от общества.

Это не наш метод! Наш – смотрите совместное указание от 30.06.2017, «О порядке исполнения уголовно-процессуального законодательства по установлению обстоятельств, характеризующих личность обвиняемого», о котором сказал в своем докладе прокурор области

Сбережение общества от тех, кто жить в нем и ладах с людьми и законом не хочет, наша первейшая задача.

Без перелимита состояние повседневной наполняемости следственных изоляторов, при условии сохранения отмечаемого сейчас и прогнозируемого состояния преступности, с учетом имеющихся резервов и перспектив развития уже заданных и показавших свой позитив тенденций может быть достигнут.

Решение, причем определяющим образом, видится в повышении пропускной способности следственных изоляторов, чего вполне возможно достичь действительным обеспечением разумных сроков уголовного судопроизводства, в том числе и в судебной стадии.

Сейчас же наши позиции, в первую очередь надзорные в досудебной части, пассивны и невнятны, особенно при продлении сроков действия самой суровой меры пресечения.

И в этой связи надо очень ответственно и критично проанализировать свою и под своей юрисдикцией деятельность, с предельным потенциалом продуктивной отдачи подготовить инициативы и предложения о подходах и концентрации усилий к предстоящему в марте заседанию координационного совещания руководителей правоохранительных органов области, где будут рассмотрены результатов исполнения постановления координационного совещания руководителей правоохра-нительных органов области от 31.03.2015 № 2 «О состоянии законности в деятельности органов предварительного расследования области по соблюдению разумных сроков уголовного судопроизводства, практике прокурорского надзора и ведомственного контроля в этой сфере».

УИИ

Либерализации принудительных мер уже отчетливо развела соотношение осужденных, отбывающих наказания в МЛС и без изоляции в пользу последних (на начало текущего года почти на 1,5 тыс. человек больше), и далее будет туда же…

А это иные требования к надзору, и даже вызов (за счет «качественной» перегруппировки спецконтингента), необходимость и новых подходов, и дополнительных усилий.

База беспокоет.

Что и как делается сейчас, с позиции весьма отдаленного факультатива, мягко говоря, вызывает нарекания.

Практически ничего более констатации фактов ненадлежащего исполнения служебных обязанностей сотрудниками уголовно-исполнительной инспекции и полиции в свете требований ст. 188 УИК РФ, формализма и фиктивности в их работе по контролю за соблюдением осужденными общественного порядка и выполнением ими возложенных судом обязанностей.

Безраздельно при этом господствует представление и оценка доблести актов прокурорского реагирования, ограниченное дисциплинарной экзекуцией нерадивых и виновных, к чему у должностных лиц УФСИН давно выработался стойкий иммунитет.

Да и то, отмечается, что при оказании практической и методической помощи с выездом на места работниками 17 группы аппарата, как правило, выявляется куда больше нарушений, чем непосредственным надзором. В частности, в истекшем году при выездах в прокуратуры Няндомского района, Онежскую и Приморскую межрайонные одним в каждом случае  сотрудником аппарата выявлено в 6 раз больше нарушений (24) нарушения закона, чем непосредственно надзирающими (4).

 

Удручающие результаты явили проведенные во исполнение решений коллегии прокуратуры области обобщения работы филиалов УИИ и надзора на таких направлениях как отмена условного осуждения и снятие судимости, приведение приговоров в соответствие действующим уголовным законом (порядок ст. 10 УК РФ).

Достойным исполнением отметились лишь прокуроры ЗАТО г. Мирный, Котласский межрайонный, Лешуконского и Плесецкого районов.

Остальные даже адекватности в понимании требуемого не обозначили.

Так что тут, Уважаемые прокуроры! сегодня не до корректив и совершенствования, не до новых подходов – речь может идти только об усилиях, причем с изучения действующего законодательства, а для усвоения сущностного в ст. 10 УК РФ – постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 № 4-П.

 

Безусловного, но компетентного и живого надзора ждут и требуют иные аспекты деятельности!

В частности, – сектор динамично развивающегося применения домашнего ареста.

Реальный же актив у нас пока на рассматриваемом направлении разве что в том, что относительно осужденных к обязательным работам, судя по Вашим, коллеги, докладам, ликвидированы наряды, образно говоря, на ЛВЗ.

 

Благодарю за внимание